Спаситель поневоле: как Венесуэла вытягивает нефтяной рынок

Спаситель поневоле: как Венесуэла вытягивает нефтяной рынок

ОПЕК+ зафиксировало в декабре исполнение нефтяной сделки на 128%. Такого уровня снижения участникам венского договора удалось достичь во многом за счет Венесуэлы, которая больше года рекордными темпами сокращает добычу. Почему самая богатая по запасам нефти страна теряет главный ресурс спасения своей экономики разбиралась «Газета.Ru».

Недооцененный фактор

Когда аналитики и ключевые игроки нефтяного рынка говорят о предпосылках роста котировок и перспективах барреля, венесуэльский фактор упоминается редко и вскользь. Словно нефтяные бароны и трейдеры стесняются того, что весомый вклад в ребалансировку мирового рынка энергоносителей вносит нищающая Боливарианская Республика ценой собственной экономики и социальной стабильности.

Представьте себе «Назад в будущее»: по фантастичности кино, которое можно снять о динамике добычи в Венесуэле, ничем ему не уступает, отмечает директор аналитического департамента «Golden Hills — КапиталЪ АМ» Михаил Крылов.

По данным правительства страны, падение добычи нефти в республике только в декабре 2017 года составило 216 тыс. баррелей в сутки (б/с), или 12% по сравнению с ноябрем. Для сравнения, объем обязательств России по исполнению сделки ОПЕК+ составляет 300 тыс. б/с.

Всего же за год, по данным правительства Венесуэлы, добыча в стране упала на 29% или на 649 тыс. б/с.

Показатели добычи в стране, строго говоря, опустились на уровни 1989 года, обращает внимание Крылов. В процентном соотношении это абсолютный исторический рекорд по падению не только для самой Венесуэлы. Эксперты отмечают, что таких падений в добыче не показывали даже СССР в 1991 году и Ирак в 2003 году.

Сама ОПЕК приводит более скромные цифры: по ее подсчетам, в среднем в 2017 году Венесуэла добывала на 11% меньше нефти, чем год назад — 1,927 млн б/с против 2,154 млн б/с в 2016 году. При этом, по условиям венской сделки ОПЕК+ Венесуэла взяла на себя обязательство снизить добычу всего на 95 тыс. б/с.

В результате неконтролируемого падения добычи Венесуэла стала рекордсменом по выполнению параметров сделки ОПЕК+: в среднем по году страна снизила добычу на 147% от требуемого уровня, а в четвертом квартале — на 265%, подсчитал директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

Это, подчеркивает эксперт, безусловно, повлияло на общий результат: в целом по году ОПЕК снизила добычу на 102%, причем в четвертом квартале снижение составило 116%. Если бы Венесуэла сократила добычу ровно настолько, насколько предписывалось соглашением, результат по ОПЕК был бы чуть скромнее — 92% по году и 98% в четвертом квартале, обращает внимание Маринченко.

Снижение добычи в Венесуэле ниже уровня, определенного в рамках соглашения ОПЕК+ является существенным фактором, поддерживающим рынок энергоносителей, соглашается старший аналитик ИК «Фридом Финанс» Богдан Зварич.

Подайте на баррель

Нефтяная промышленность – один из ключевых столпов венесуэльской экономики, которая переживает сейчас не лучшие времена.

14 ноября рейтинговое агентство Standard & Poor’s официально объявило о невыполнении Венесуэлой своих долговых обязательств и в связи с этим понизило рейтинг страны по обязательствам в иностранной валюте до «SD» («выборочный дефолт»), оценив вероятность дефолта Венесуэлы к середине февраля как 1 к 2. Fitch днем позже снизило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента в иностранной валюте Венесуэлы с C до RD («ограниченный дефолт»).

По разным оценкам, внешний долг страны составляет от $100 млрд до $150 млрд. Только долги по облигациям страны превышают $60 млрд. По данным местных СМИ, продуктовая корзина подорожала в стране более чем на 2123%, а инфляция, по прогнозам МВФ, может достичь 2300%.

Такое положение вещей лишает Венесуэлу и её нефтяную госкомпанию PDVSA возможности занимать деньги на зарубежных рынках капитала. Масла в огонь подлили санкции со стороны США и коррупционные скандалы вокруг PDVSA, которые не добавили венесуэльской нефтянке привлекательности в глазах инвесторов.

Стране нужны средства, которые она могла бы получить от продажи дополнительных объемов нефти, однако возможностей для наращивания добычи в стране нет, констатирует Зварич.

PDVSA отрезана от международных рынков капитала в результате дефолта, санкций и крайне низкой прозрачности, что привело к катастрофическому падению инвестиций в отрасль, и как следствие — падению добычи, отмечает Маринченко. Также на способность компании осуществлять инвестиции повлияли регулирование цен на топливо и обесценивание песо.

У компании накопились серьезные долги перед нефтесервесными компаниями, которые постепенно уходят из региона. Одной только Schlumberger PDVSA задолжала $1,2 млрд, из-за чего та в прошлом году решила свернуть свое присутствие в Венесуэле.

В среду газета El Universal со ссылкой на лидера профсоюза нефтяных работников Венесуэлы Ивана Фрейтеса и местных жителей сообщила о полной остановке деятельности крупнейшего нефтеперерабатывающего завода страны Amuay.

Венесуэльская нефть сама по себе тяжелая, с высокой вязкостью, для транспортировки ее нужно разбавлять легкой нефтью.

Однако в стране остался лишь один работающий НПЗ, а добыча легкой нефти катастрофически упала. Это привело к тому, что страна стала закупать «легкую» нефть у США, констатирует президент международной сети ФинЭкспертиза Нина Козлова.

С экономической точки зрения затраты на транспортировку нефти, добываемую Венесуэлой, одни из самых высоких в мире, добавляет начальник аналитического отдела ИК Русс-Инвест Дмитрий Беденков.

С учетом транспортных и иных расходов себестоимость добычи нефти в Венесуэле иногда превышает $40 за баррель, что делало малорентабельным производство в первом полугодии прошлого года.

Свою роль сыграл и фактор коррупции и неэффективного управления национальным нефтяным гигантом. После судебных исков, расследований и разбирательств Венесуэла была вынуждена признать наличие криминальных проблем в национальной нефтяной компании. В ходе расследования коррупционного скандала в конце 2017 года были задержаны экс-министры нефтяной промышленности и бывшие руководители нефтегазовой компании PDVSA Эулохио дель Пино и Нельсон Мартинес. Обвиняемыми по делу также проходят высокопоставленные чиновники и бизнесмены.

С ноября министерство энергетики и PDVSA возглавляет выходец из силовых структур Мануэль Кеведо. Он уже заявил о намерении в этом году увеличить добычу до 2,47 млн б/с. Однако большинство экспертов относятся к этому весьма скептически. А в Medley Global Advisors и вовсе считают, что единственный вопрос, который стоит обсуждать: «насколько резким будет дальнейший спад».

Вся надежда на Россию

Пока Китай и члены Парижского клуба возмущаются копящимися долгами, США и ЕС вводят новые санкции против столпов режима Мадуро, а частные инвесторы бегут из республики как с тонущего корабля, Россия делает все, чтобы удержать на плаву утлое суденышко, в которое за несколько лет превратилась венесуэльская экономика.

Россия поддерживает Венесуэлу на государственном уровне, предоставляя ей миллиардные кредиты и возможности для отсрочки по платежам. Так, в ноябре Россия предоставила Венесуэле возможность реструктуризации задолженности в объеме $3,15 млрд в течение 10 лет. Причем, в первые 6 лет, как пояснил ранее Минфин РФ, ежегодные платежи по кредиту будут минимальными.

Среди компаний решимость всерьез и надолго закрепиться в одной из крупнейших стран Латинской Америки осталась, похоже, только у «Роснефти».

«Как я уже неоднократно повторял, мы никогда оттуда не уйдем. Никто не сможет нас оттуда выгнать. Мы будем работать с Венесуэлой и будем наращивать объемы нашего сотрудничества», — заявил в августе Игорь Сечин. «Это страна с запасами углеводородов номер один в мире, и с этой точки зрения любая нефтегазовая компания должна стремиться работать в этой стране», — подчеркнул он, добавив, что «Роснефть» развивает проекты на территории Венесуэлы, на которых ежегодно добывается 9 млн тонн нефти.

Летом «Роснефть» одолжила PDVSA $6 млрд, перечислив их компании в качестве предоплаты за поставки нефти.

При этом в конце 2010-х страной активно интересовались российские гиганты. Так, в Венесуэлу пришли тогда и «Газпром», и «Роснефть», и «Сургутнефтегаз», и «Лукойл». Меморандумы о сотрудничестве с венесуэльцами подписывали и другие российские компании, а в 2010 году «Росатом» даже вел переговоры о строительстве в республике АЭС с двумя энергоблоками по 1,2 ГВт.

Однако со временем российский бизнес стал охладевать к боливарианцам: некоторые проекты, вроде возведения в республике ГЭС при участии «РусГидро», так и остались на уровне бумажных обещаний, другие, как например, бурение «Газпромом» поисковых скважин на блоках Урумако-1 и Урумако-2 в Венесуэльском заливе, не принесли положительных результатов.

Пациент скорее мертв

Надежд на то, что в ближайшее время Венесуэле удастся серьезным образом изменить ситуацию и нарастить добычу, мало.

Сегодня главная цель PDVSA хотя бы стабилизировать добычу, чему должно помочь восстановление цен на мировом рынке, отмечает Маринченко. В краткосрочном периоде это можно попробовать сделать «железной рукой», но для устойчивого восстановления нужно проводить системные реформы, на что текущее руководство пойти не готово. Меры, предложенные руководством страны – переход на криптовалюту при расчете за нефть – любопытны, но противоречивы, полагает эксперт.

По всем прогнозам, в дальнейшем объемы добычи в Венесуэле продолжат падать, констатирует Зварич.

НПЗ в стране закрываются, а на работающих мощностях все чаще происходят ЧП. На фоне социальной нестабильности в стране время от времени вспыхивают волнения, выливающиеся в погромы и диверсии, в том числе на энергообъектах. Некоторые штаты страны испытывают нехватку бензина.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро неоднократно заявлял, что страна сможет преодолеть экономические проблемы в 2018 году. А министерство нефтяной промышленности не отказывается от планов нарастить добычу до уровня 2,4 млн баррелей в сутки к концу года.

На недавней встрече министров стран-участниц ОПЕК+ в Маскате министр нефти Омана Мохаммед Хамад аль-Румхи заявил, что даже если Венесуэла увеличит добычу и вернется на докризисный уровень, исполнение сделки упадет, но «будет 100%, и этого достаточно».

Державы ОПЕК+ могли бы помочь Венесуэле выйти из сложного положения, но пока этого ждать не приходится, отмечает Крылов.

Международные посредники один за другим выходят из переговорного процесса по стабилизации ситуации в стране, тогда как Национальное учредительное собрание назначило на 30 апреля досрочные президентские выборы, а президент Николас Мадуро заявил, что будет в них участвовать, «выполняя наказ рабочего класса».

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.