«Покупать золото нужно регулярно»: экономист дал совет

«Покупать золото нужно регулярно»: экономист дал совет

Инвесторы по всему миру бросились скупать золотые слитки и монеты: у некоторых дилеров в Европе объем продаж за последние месяцы вырос в десять раз. «Лучше унция (28,3 грамма) удачи, чем килограмм золота» — в эпоху коронакризиса эта еврейская пословица неактуальна. Сегодня, когда падает все подряд — фондовые рынки, цены на нефть, национальные валюты, — инвесторы и финансисты находят точку опоры в желтом металле, подорожавшем до $2 тыс. за тройскую унцию. Впрочем, о россиянах речь не идет, скорее о гражданах США, Германии, Китая. Для них это бесспорный и вполне осязаемый защитный актив, для нас — нечто абстрактное и недоступное.Причин, по которым у нас частный инвестиционный спрос на физическое золото в разы ниже, чем за границей, набирается немало. «Пилите, Шура, пилите, они золотые!» — в целом ситуация укладывается в этот метафизический, вневременной для России тезис. Скажем, на практике человек, приобретая в госбанке 1 грамм драгметалла за 4,5 тыс. рублей, делает это себе в убыток. Его ждет огромный спред — разница между ценой покупки и продажи, для слитков весом до 5 граммов достигающая 41%, а для изделий массой 1 килограмм — 32%. И это лишь один технический штрих к общей картине.

Актив последней инстанции

Желтый металл не поставишь в один ряд с другими видами сырья, поскольку цены на него формируются по своим специфическим закономерностям. Раз за разом на этом рынке происходят необъяснимые, на первый взгляд, вещи, когда золото либо резко дорожает, либо проседает до минимумов за 5–10 лет. Так, в марте 2010-го случился антирекорд — за унцию давали чуть более $1 тыс. Спустя десятилетие стоимость октябрьского фьючерса на нью-йоркской бирже Comex превысила $2 тыс. C начала 2020-го цены прибавили 33%, а по-настоящему взрывной рост они продемонстрировали со второй половины июля на фоне снижения курса доллара. Триггером стал коронакризис. В противостоянии с ним ведущие мировые центробанки буквально заливают ликвидностью фондовые и долговые площадки. Весной они потратили свыше $5 трлн, из которых $3 трлн пришлось на долю Федрезерва США, остальная часть — на долю Банка Англии, ЕЦБ и Банка Японии. Это усилило страхи инвесторов перед гипотетической долларовой инфляцией, и они вспомнили о золоте как об «активе последней инстанции».

Сегодня монетарная политика регуляторов в значительной степени зависит от воли их правительств. Центробанки вынуждены запускать печатный станок, выбрасывать на рынки все новые порции ничем не обеспеченной валюты — во имя борьбы с финансовыми последствиями пандемии, рассказывает вице-президент Золотого монетного дома Алексей Вязовский. По словам эксперта, это все равно что тушить пожар бензином. В итоге долларовая масса (в частности баланс ФРС) действительно растет, а люди, в свою очередь, все больше осознают: если бумажные деньги можно столь легко наштамповать в любых количествах, то грош им цена.

С желтым металлом так не пройдет, его не напечатаешь, его физические запасы конечны. Все легко добываемое золото (рассыпное на реках) давно уже добыто, остается одно — рыть сложные дорогостоящие шахты. Соответственно, его собственная внутренняя стоимость безусловна и не зависит от внешних обстоятельств. Люди, мало-мальски сведущие, приобретают его, чтобы уйти от рисков всей бумажной финансовой системы, в том числе банков. И сегодня золото не просто не растеряло свою функцию защитного актива, но приумножило. Для россиян этот момент особенно актуален, поскольку отечественная валюта ослабла по отношению к доллару, что в сочетании с подорожанием золота на внешних рынках привело к росту цены на него в рублевом эквиваленте на 60% с начала года за грамм 999-й пробы.

Налоговая ловушка

Многие спрашивают, а стоит ли на этом уровне покупать золото, не закончился ли рост его цены. «Не закончился, — уверен Вязовский. — Но вот мой совет: покупать золото нужно регулярно, а не от случая к случаю, и не впадая в ажиотаж. Получили какой-то доход, вложите 10–20% в инвестиционные монеты, поскольку для рядового потребителя это единственный приемлемый вариант».

Главная такая монета — «Георгий Победоносец» весом 7,7 грамма (четверть унции). Во всем мире золото торгуется в унциях, в них же чеканятся монеты. По словам собеседника «МК», его коллеги-дилеры запрашивали Центробанк, по какой причине в России иная практика, ответ был следующий: среднестатистический гражданин не в состоянии обзавестись монетой за 120 тысяч рублей. Такова позиция государства. Рынок драгметаллов у нас «кривой» — до сих пор не отменен НДС на слитки в размере 20%. Отсюда удручающе низкий инвестиционный спрос на золото: от силы 4–5 тонн в год (1,3% от объема внутреннего производства), тогда как в Германии, где вообще отсутствует добыча, он стабильно превышает 100 тонн.

Почему бы нам не перенять опыт ФРГ, Китая, Гонконга, всех тех стран, где покупка слитков не облагается налогом и где почти нет разницы между инвестиционной монетой и слитком (первая даже несколько дороже из-за чеканного профиля)? Власти который уже год обещают, вопрос регулярно всплывает в Госдуме, Совете Федерации, правительстве. Однако воз и ныне там, констатирует Вязовский. В итоге правительство, гонясь за сиюминутной налоговой выгодой и латая бюджет с его выпадающими доходами, стратегически проигрывает: по расчетам Союза золотопромышленников, если упразднить НДС, частный спрос подскочит в десять и более раз. Официальный рынок золота получит сумасшедший импульс. Пока же население лишено стимулов. К тому же у нас распространены серые схемы купли-продажи: избегая уплаты НДС, люди обращаются за желтым металлом не в госбанки, а к индивидуальным предпринимателям.

Что касается такого известного инструмента инвестирования, как обезличенные металлические счета (ОМС), то, по словам Вязовского, и здесь есть свои подводные камни. По сути, это банковский вклад (как срочный, так и до востребования), только роль валюты выполняет золото, которое вы покупаете у банка. Стоимость и доходность счета привязана к курсу драгметалла. Ключевые достоинства ОМС: в операции не вшит НДС, не нужно тратиться на хранение, более высокая ликвидность по сравнению со слитками и монетами, низкий порог входа, то есть счет можно открывать от одного грамма.

Но все это перевешивается серьезными минусами: в отличие от депозитов у ОМС нет гарантий со стороны Агентства по страхованию вкладов; во-вторых, в случае падения мировых цен вам гарантирован убыток; в-третьих, очень велик спред (до 20%); в-четвертых, если металл лежал на ОМС до трех лет, то полученная при его продаже прибыль облагается НДФЛ; в-пятых, счет не обеспечен физическим золотом — при закрытии вклада можно получить только его денежный эквивалент.

Кому нужны цацки?

Но не разбиваются ли все эти рассуждения об один банальный, свойственный именно России фактор — тотальную бедность, малую покупательную способность населения, к тому же подорванную коронакризисом? О чем вообще разговор, когда в холодильнике пусто, а в семейном бюджете — брешь из-за ипотеки или потребзайма? По Росстату, половина граждан получает менее 34,5 тысячи рублей в месяц (причем от средней зарплаты по стране этот показатель отличается где-то на треть). Этой суммы едва хватит на одну монету «Георгий Победоносец». Впрочем, у этой риторики есть контрдоводы, подкрепляемые жизнью, традициями и сложившимися в тучные годы потребительскими пристрастиями. Как бы ни падали реальные доходы, люди периодически делают дорогостоящие покупки, вкладываясь в бытовую технику, электронику и даже предметы роскоши. Разумеется, им приходится брать кредиты, в частности POS-кредиты, выдаваемые в торговых точках.

Нобелевские лауреаты по экономике Эстер Дюфло, Абхиджит Банерджи и Майкл Кремер пришли к выводу: малоимущие могут жить впроголодь, но ни за что не откажутся, к примеру, от «Айфона». В этом смысле в России ровно та же картина, что в Бангладеш или Марокко. Кстати, в советскую эпоху символом достатка и некого высшего шика были золотые коронки. Доярки, хлопкоробы, сталевары, ткачихи — кто только не обладал этой знаковой, ослепительной желто-оранжевой улыбкой. Плюс для трудового люда это был лучший способ сохранить сбережения в металле, чья ценность не зависела ни от каких капризов судьбы, вроде денежных реформ 1947 и 1961 годов. Золотые зубы на полку не положишь.

У многих россиян до 75% ежемесячных доходов уходит на продукты питания. И тут уж действительно не до инвестиций, быть бы живу, согласна старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова. Но если перевести тему из лирической плоскости в практическую, то стоит упомянуть и крайне низкий общий уровень финансовой грамотности. Народ в упор не видит, что вложения в золото — это перспективно и почти беспроигрышно. Причем речь идет не о «ювелирке», не о милых сердцу кольцах, цепочках, сережках, а о драгметалле. Точнее, о монетах. Их легко купить и хранить, и поскольку цена невысока, подкопить на них может любой, считает Бодрова. Со слитками лучше не связываться: хранить затратно (нужна банковская ячейка или как минимум домашний сейф) и сложно (любая царапина, вмятина автоматически снижает стоимость, впрочем, как и в случае с монетами). ОМС, на взгляд эксперта, морально устарел как инвестиционный механизм. В целом же вложения в золото для терпеливых, быстрой отдачи не ждите.

Исторически сложилось, что наши граждане отдают предпочтение иностранной валюте и недвижимости. Желтый металл в этом плане не конкурент, говорит руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. Кроме того, далеко не все готовы разбираться в тонкостях купли-продажи и защитных антикризисных свойствах золота. Тем не менее спрос на монеты достаточно высок — и он мог бы быть больше, если бы банки развернули массированную рекламную кампанию. Этого пока не происходит, поскольку для банков реализация монет и слитков — лишь побочный источник дохода. При покупке монеты необходимо обращать внимание на тираж и дату выпуска, определяющие ценность изделия.

Что касается «ювелирки», то ее не принято считать инвестиционным активом ни в экспертной среде, ни на обывательском уровне. Предположим, вы покупаете обручальное кольцо, так вот в нем ювелирная наценка может доходить до 100%. И потом, абсолютно нереально найти вещь из золота 999-й и 750-й проб. Вероятнее всего, это будет 585-я проба с высоким содержанием меди. По словам Деева, молодежь, стремясь к жизни «налегке», без излишеств, активно заменяет золотые украшения на копеечную бижутерию. Для этого поколения всякие золотые «цацки» — атрибут отживших эпох, нечто в одном ряду с бабушкиными коврами на стенах и хрустальными вазами в серванте.

Не все, что блестит

Способов вложиться в физическое золото всего два — монеты и слитки. Все остальные (помимо ОМС) — виртуальная история. Они интересны профессиональным спекулянтам, а для обычного человека представляют собой темный лес. В первую очередь это ETF (Exchange Traded Fund) — индексный биржевой фонд, чьи акции полностью повторяют движения рыночной цены на металл. Далее это фьючерсы на золото — срочные контракты, по которым покупатель обязуется купить у продавца актив по заранее оговоренной цене. Для торговли ими нужны опыт и знания, а также брокерский счет. Инструмент высокодоходный, но рискованный и для долгосрочных инвестиций не подходит. Косвенно вложиться в желтый металл позволяют также ценные бумаги горнодобывающих компаний.

Инвестиционный менеджер «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин не советует неискушенным людям делать ставку исключительно на золото. По его словам, если сейчас начать его покупать, потери неизбежны, как это произошло в 2015 году: взлетев в цене до максимума, металл резко подешевел затем в два раза. Строго говоря, резюмирует эксперт, золото нельзя даже назвать предметом инвестирования: оно не обладает приростом капитала, как акция, по нему не выплачиваются дивиденды.

Двойственность золота, его парадоксальная, изменчивая природа не поддается объяснению. «Нет такой вершины, на которую не мог бы взобраться нагруженный золотом осел», — заметил испанский средневековый писатель Фернандо де Рохас. «Я когда-то работал на золотых приисках и знаю все о добыче золота, кроме лишь одного: как заработать там деньги», — признался американский классик Марк Твен. Первое высказывание — о всевластии желтого металла, второе — о том, что это мираж. И оба близки к истине. Есть ли тогда смысл считать золото защитным активом последней инстанции? Как говорится, возможны варианты. Самый крайний сценарий заключается в том, что в случае глобального природного катаклизма или третьей мировой войны этот драгметалл последует тем же незавидным путем, что и любая валюта и любая ценность. Его нынешнее лидерство перейдет тушенке: по бартеру килограммовый слиток будут менять — условно — на 100 банок.

Метки записи:  , , ,
Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.