Новые экономические прогнозы: что будет с рублем и нефтью?

Новые экономические прогнозы: что будет с рублем и нефтью?

Идет новый цикл выброса прогнозов развития российской экономики. Технологически все оправдано, пора обновлять трехлетний бюджет. В прогнозах есть все — интриги, смелость, открытия. Вот только нет никакой уверенности, что в них есть правда. Почему? Сейчас увидим. Теперь Минэкономразвития прогнозирует падение ВВП РФ в 2015 году всего на 2,5% вместо 3%, которые ожидались ранее. По прогнозу ведомства, в 2016 году экономика РФ вырастет на 2,8% и сохранит схожую динамику в последующие три года. Прогноз инфляции на 2015 год увеличен до 12,5%. «В 2016 году ожидается замедление инфляции до 7–8% с последующим снижением до 5–6% к 2018 году. Снижение инфляции и возобновление экономического роста обеспечат рост реальных доходов темпами несколько более 1% в 2016 году и 2,8–2,4% в 2017–2018 годах», — говорится в материалах министерства.

Чистый отток капитала при сохраняющихся санкциях должен снизиться со $110 млрд в 2015 году до $50–40 млрд в 2017–2018 годах. «С 2017 года приток капитала фактически будет превышать чистый отток по счету операций с капиталом, — ожидают в министерстве. — Это создает существенные предпосылки для укрепления курса национальной валюты».

Минэкономразвития рассчитывает на постепенное повышение цены нефти: в базовом прогнозе она растет со среднегодовой 60 долларов за баррель в 2015 году до 80 долларов в 2018 году, в оптимистическом — к концу 2018 года нефть возвращается к цене выше 100 долларов за баррель. Реальный курс рубля в прогнозе снижается лишь в 2015 году, с 2016 году он сильно укрепляется во всех вариантах прогноза. В общем, все как в моей любимой сказке: нам бы еще день простоять да ночь продержаться, а уж там все светло и прекрасно.

Есть первая реакция экспертного сообщества. Она разная. Аналитики ИК «Уралсиб Кэпитал», например, согласны с министром экономического развития Алексеем Улюкаевым в том, что потребительская инфляция достигла максимума в 16,7% год к году, и вместе с ним ожидают ее замедления до 9,4% год к году к концу 2015-го. Учитывая дополнительное повышение потребительских цен на 7,5–8,5% (потребительские цены выросли бы лишь на 8–9% год к году, если бы не девальвация в ноябре–январе), «мы считаем, — пишут представители ИК «Уралсиб Кэпитал», — что влияние девальвации на инфляцию практически закончилось.

Более того, мы полагаем, что потребительские цены могут практически полностью прекратить рост во 2-м полугодии 2015-го ввиду глубокой рецессии в российской экономике и относительной стабильности рубля. Однако, по нашим оценкам, спад в реальном секторе на самом деле глубже, поскольку реальный ВВП в январе сократился на 2,1%, а в феврале — на 3,6% вследствие уменьшения объемов в розничной торговле на 7,7%, а в обрабатывающей промышленности — на 2,8%. Объемы строительства уменьшились в феврале на 3,1% год к году из-за чрезвычайно низкой инвестиционной активности. Таким образом, наш прогноз сокращения российского ВВП в этом году равен 6,8%, что намного больше ожидаемых правительством 3%».

То есть указанные аналитики буквально во всем согласны с Минэкономразвития, расхождение только одно: главный синтетический показатель экономического развития страны — ВВП — по их подсчетам, упадет в два раза резче, чем прогнозирует ведомство Улюкаева. Как пелось в старой песенке, «а в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо!».

Минфин считает, что самое худшее уже позади. Третий квартал 2015 года, считают в ведомстве Антона Силуанова, может оказаться последним, где бал будет править рецессия. А дальше, как и их коллеги из Минэкономразвития, минфиновцы ждут перехода к росту. В общем, в правительстве оптимисты берут верх: не так страшен кризис, как его малюют независимые от правительства прогнозисты. ВВП — это, конечно, важно. Но попробуем выделить в прогнозах что-то поближе к насущным интересам каждого. Скажем, цены — куда уж ближе!

Инфляция — традиционный бич российской экономики или ее привычная травма. Она сопровождает и подъемы экономики (что соответствует мировой практике), и ее спады (что мировой практике противоречит). Ее то «таргетируют», то сбивают вручную, когда, например, крупнейшие сетевые ритейлеры берут на себя «добровольное» обязательство держать цены на социальные товары в заморозке, но она живет своей активной жизнью, не особенно оглядываясь на бурно обсуждаемые антиинфляционные меры. В Минэкономразвития считают, что пик инфляции уже почти достигнут. Об этом 23 марта заявил замминистра экономического развития Алексей Ведев. Дальше она будет «затухающей».

Чтобы ни у кого вдруг не возникло ожиданий того, что цены пойдут вниз, сразу поясню: речь идет исключительно о темпах роста цен. Когда мы взбирались на инфляционный пик, они только ускорялись, теперь, как считает Ведев, затухать будут темпы, то есть цены будут, кто бы сомневался, расти, только не такими высокими и все ускоряющимися темпами. Напомню, по данным Росстата, накопленный рост цен за 2015 год составил к 23 марта 6,9%, а годовой — 16,7%.

В какой мере снижение темпа роста цен подконтрольно правительственным регулировщикам? Об этом, например, свидетельствует признание Ведева: «Я думал, что продовольственная инфляция более устойчива, поскольку менее гибка к конечному спросу. А она даже быстрее стала снижаться», — цитата по агентству «Интерфакс». Чиновник честно делится нежданной радостью: оказывается, продовольственная инфляция снижается быстрее его ожиданий. Здорово. Вот только когда слышишь даже приятные неожиданности от главного прогнозиста, остается не самый приятный осадок. К тому же стоит напомнить, что если по версии Минэкономразвития инфляция в 2015 году должна составить 12,2%, то по версии Минсельхоза, который по определению должен быть ближе к продовольственной инфляции, рост цен составит 15%. То есть в том, что пик роста цен где-то рядом, эти ведомства сходятся, но градус конечного оптимизма у них различный.

В одном Алексею Ведеву надо отдать должное: он еще в январе 2015 года говорил о том, что пик темпа роста цен на уровне 16–17% придется на март–апрель. Это почти уникальный для сегодняшней России случай, когда важный макроэкономический прогноз устоял в течение двух месяцев. Снова попробуем подобраться к ответу на вопрос: в какой мере динамика цен подвластна нашим регулировщикам? То, что она способна их удивлять, мы увидели. Так почему же темп роста цен будет притормаживать?

Ответ Ведева: инфляционный эффект от девальвации рубля практически отыгран. «Я считаю, что он исчерпается по итогам первого квартала». Объяснение возможное. Кстати, оно же относится и к ответу на вопрос, почему падение ВВП может оказаться не столь крутым, как недавно предполагалось. Но оно же свидетельствует о том, что приручение инфляции условно: рубль вполне может покатиться вниз, и тогда инфляция снова одичает.

Рубль-скалолаз?

Минэкономразвития такую перспективу считает маловероятной. Самая любопытная часть его прогноза вовсе не ВВП. И даже не цены с их пиками. Главные прогнозисты правительства заглянули в будущее валютного курса рубля. Не то чтобы они этого очень хотели (кому хочется рисковать в очередной раз угодить впросак), но служба обязывает. Прогноз в конечном счете, как уже было сказано, — база для бюджета, а для бюджета рубль важен во всех видах.

ЦБ же, отпустив рубль в свободное плавание, принципиально его не прогнозирует, так что прогнозисты Минэкономразвития остались в гордом одиночестве. Тем любытнее их творение. Итак, в Минэкономразвития считают, что в случае постепенной отмены санкций курс дойдет до 40 рублей за доллар, в пессимистической версии — до 50 рублей, правда, лишь к концу 2018 года.

Реакция неправительственных экспертов, опрошенных агентством «Прайм», сводится к следующему: возможно все, были бы соответствующие цены на нефть. «Если цена на нефть поднимется до 100 долларов за баррель, а санкции будут сняты, то стоимость доллара в 40–50 рублей не выглядит чем-то экстраординарным. Для 40 рублей за доллар требуется достаточно позитивная локальная внутрироссийская повестка, связанная с нормализацией отношений с Западом. Такой сценарий вполне возможен», — полагает главный аналитик ING Bank Дмитрий Полевой.

Главный аналитик Альфа-банка Наталия Орлова вносит уточнение: «Я готова поверить в такой сценарий к концу 2017 года, но не в том плане, что нефть вернется к цене 100 долларов за баррель, а в том, что она пойдет выше». В общем, если в старую песочницу сложить старые игрушки, то тогда Минэкономразвития выдало правильный прогноз.

Конечно, все может быть, хотя давно было сказано: нельзя войти в одну и ту же воду дважды. Тот же Алексей Улюкаев вместе с министром финансов Антоном Силуановым, не говоря уже об Алексее Кудрине и многих других экономистах, буквально только что предупреждали прогнозистов, как Минздрав курильщиков: время, когда нормальной была цена барреля нефти в $100, прошло.

Об этом говорит и рост энергосбережения в развитых странах, и рост добычи нефти по новым технологиям (сланцевая революция), и замедление темпов экономического роста Китая, чья экономика остается энергозатратной. Так что в возвращение котировок рубля туда, где его ждут прогнозисты Минэкономразвития, верится с большим трудом. Если верится вообще. Мешает поверить и еще одно обстоятельство. В Минэкономразвития считают, что рост рубля начнется осенью этого года. Но что-то мне подсказывает, что правительственные прогнозисты, по обыкновению, не учитывают грядущие изменения в политике ФРС США.

Прогнозисты-то из Минэкономразвития, а за ФРС следит у нас ЦБ, и все бы ничего, но курс рубля взялись прогнозировать в Минэкономразвития и, похоже, не выучили урок. А он заключается в том, что само ожидание повышения ставки ФРС при прочих равных условиях толкает капиталы с ненадежных рынков, таких как российский, за океан.

Это приводит к удорожанию доллара. Если сложится ситуация, когда ФРС будет переходить к повышению ставки, а ЕЦБ в то же самое время будет продолжать свою политику «количественного смягчения», усиление доллара и ослабление евро, как и других валют основных торговых партнеров США, будет происходить с ускорением. Может возникнуть зона мировой валютной турбулентности. А капиталы, как мы уже не раз видели, в штормовых условиях находят укрытие в долларовых активах.

Но этого мало. Когда доллар дорожает, нефть дешевеет. Это закономерная страховка, ведь нефть продается именно за доллары, а на цены нефти давно уже влияет не только спрос и предложение на этот товар, но и ситуация на финансовом и валютном рынках. Рубль получит второй мощный удар. Если Боливар не выдержал двоих, то рубль точно упадет от двух таких ударов. И произойти все это может как раз осенью, именно ближе к осени, как ожидают на рынке, ФРС может решиться скомандовать ставке подъем.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.