Нефть все спишет

Нефть все спишет

Экономическая турбулентность конца прошлого года сменилась плавным снижением. Изменилось и настроение чиновников. В Минэкономразвития прогнозируют, что уже в следующем году ВВП начнет расти, а рубль — укрепляться. Оптимистичные предсказания сбудутся, если стоимость нефти приблизится к 100 долларам. Власти снова делают ставку на дорогие энергоносители, и это ставит под угрозу планы реформирования экономики.

Баррели оптимизма

Параметры нового прогноза Минэкономразвития стали известны еще в конце прошлой недели. Он предусматривает два сценария, и согласно обоим спад в России продлится всего год, а уже в 2016-м начнется восстановление экономики. Сценарии также предусматривают укрепление рубля с осени 2015-го. Для реализации оптимистичных планов необходимо соблюдение нескольких условий. Во-первых, должна подорожать нефть, а во-вторых — смягчиться геополитическая напряженность. Если все это сбудется, национальная валюта отыграет большую часть своего падения за вторую половину 2014 года.

В базовом прогнозе предполагается, что доллар к 2018 году будет стоить 50 рублей. Ведомство рассчитывает на умеренное подорожание нефти — до 80 долларов за баррель. Напомним, сейчас Brent на лондонской бирже ICE торгуется около отметки в 55 долларов за баррель. В своем оптимизме Минэкономразвития идет еще дальше: нефть дорожает до 100 долларов за баррель, а санкции против России шаг за шагом снимаются. Если все это станет реальностью, за доллар будут давать 40 рублей. Впрочем, ранее министр Алексей Улюкаев неоднократно говорил, что ждать отмены санкций в ближайшие годы не стоит, и полагал, что ограничения продлятся до 2017 года.

Есть еще один драйвер роста, на который ставит министерство: восстановление в России потребительского спроса, сильно охлажденного девальвацией рубля и разгоном инфляции. Ранее в Минфине считали, что рост цен замедлится благодаря падению спроса, — люди станут меньше ходить по магазинам, меньше тратить. Сейчас, если верить замминистра экономического развития Алексею Ведеву, инфляция достигла пикового значения в 16,7 процента. В дальнейшем ожидается ее замедление. Теперь россияне должны вложить свои деньги в рост ВВП.

Потребление — единственный внутренний фактор, на который надеется Минэкономразвития. Все остальное — рост нефтяных котировок и снятие санкций — снова ставит Россию в зависимость от внешних условий. Складывается впечатление, что в стране вообще отсутствует потенциал для восстановления экономики.

Точки роста

Тем не менее возможности для роста есть, и лежат они не в нефтегазовом секторе. Только после резкого падения цен на энергоносители и введения санкций власти серьезно задумались о полномасштабной программе импортозамещения. Кроме того, правительство теперь ясно понимает необходимость диверсификации экономики, о которой уже много сказано в последние несколько лет. Но все это может остаться просто красивыми словами: дорогая нефть все спишет, а необходимость в структурных реформах отпадет сама собой.

Да, высокая стоимость нефти в ближайшей перспективе выгодна для России. Но если планировать на десятки лет вперед, становится ясно, что ставка на недра может сыграть со страной злую шутку. Хорошая конъюнктура на топливном рынке не дает стимула к переменам. Зачем производить конкурентоспособные товары, если можно относительно просто и быстро гнать горючее за рубеж? Сейчас нефтяная отрасль — одна из самых привлекательных для инвестиций. Пока она притягивает деньги, остальные сектора страдают. При этом на добывающих предприятиях по разным оценкам работает около миллиона россиян, или 1,5 процента экономически активного населения страны. Денежные потоки идут мимо остальных 98,5 процента.

В последние двадцать лет зависимость федерального бюджета от экспорта энергоносителей растет. В 2015 году казна получит 12,5 триллиона рублей. Из них 5,6 триллиона — за счет продажи нефти и газа. Двукратное падение цен на нефть привело к тому, что в этом году бюджет недосчитается 2,2 триллиона рублей. В целом дефицит составит 2,68 триллиона рублей, или 3,7 процента ВВП. Кроме того, пришлось запустить руку в Резервный фонд, — правительство планирует потратить более 3 триллионов рублей, то есть свыше 70 процентов его объема.

«Думаю, что это не более чем надежды, причем имеющие мало оснований в реальности, — прокомментировал прогноз Минэкономразвития завкафедрой политической экономии РЭУ имени Плеханова Руслан Дзарасов. — Из прогноза не ясно, почему нефть должна подорожать и почему антироссийские санкции должны ослабнуть?».

Эксперт отмечает, что в текущих обстоятельствах логично рассчитывать на повышение потребительского спроса, но для этого нужно, чтобы люди имели достаточно денег. По данным Росстата, в феврале 2015 года реальные доходы населения упали почти на 10 процентов при номинальном росте средней зарплаты на 5,2 процента — до 30 620 рублей. При этом в прошлом году 16 миллионов россиян жили за порогом бедности, получая меньше прожиточного минимума в 8 234 рубля. Дзарасов полагает, что ситуацию в экономике может исправить переориентация государства на поддержку обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства.

Старший аналитик Национального рейтингового агентства (НРА) Павел Мартынюк считает, что сейчас самая актуальная идея — импортозамещение. «Но надо понимать, что одномоментно провести его невозможно», — предупреждает он. Развитие своих технологий — дело дорогое. При этом у России есть потенциал, но санкции поставили страну в сложное положение. «Они создают барьеры для роста и предпосылки для стагнации всей экономики», — уверен Павел Мартынюк. С его мнением согласен аналитик инвестиционной компании «Велес Капитал» Василий Танурков: «Основные точки роста — импортозамещение и ненефтяной экспорт».

Страна возможностей

Повод для оптимизма у россиян действительно есть. Да, санкции и обвал нефтяных цен оказали негативное влияние на экономику, но коллапса удалось избежать. Недаром американское агентство Bloomberg назвало Россию «недооцененной страной возможностей». Аналитики агентства считают, что российские компании реагируют на санкции «не так трагично», как планировалось. Bloomberg также пишет, что Минфин и Центробанк в тяжелых условиях смогли избежать критических ошибок и сохранить российскую экономику открытой. Кроме того, глобальная ассоциация профессиональных инвесторов CFA, поставила нашу страну в один ряд с США, Китаем и Индией по инвестиционной привлекательности в 2015 году.

Ранее Алексей Улюкаев говорил о трехпроцентом падении ВВП. С мнением министра не согласны в Счетной палате. Контрольное ведомство предупреждает, что большая часть социально-экономических показателей в 2015 году снизится примерно так же, как в кризисные 2008-2009 годы. Напомним, в 2009 году экономика страны сократилась на 7,8 процента.

Ухудшил свой экономический прогноз по России и Всемирный банк. Организация считает, что в 2015 году ВВП страны упадет на 3,8 процента (старый прогноз — 2,9 процента). Основным риском остается геополитическая напряженность и санкционный режим. «Неопределенность по поводу влияния санкций будет по-прежнему омрачать потребительские и деловые настроения в течение двух лет, в результате чего восстановление внутреннего спроса будет откладываться», — цитирует ТАСС доклад Всемирного банка от 1 апреля.

Эффект Гронингена

Когда президент США Барак Обама 21 января сказал о том, что Россия изолирована, а ее экономика — разорвана «в клочья» (цитата по Reuters), — он явно поспешил с выводами. Но поторопился и глава Минфина России Антон Силуанов, когда говорил об исцелении страны от «голландской болезни». 27 марта, выступая в Госдуме, он сообщил, что падение цен на нефть заставило перенаправить денежные потоки в отрасли, не связанные с добычей ресурсов. Например, в сельское хозяйство.

Термин «голландская болезнь» ввел в оборот журнал The Economist в конце 70-х годов прошлого века в связи с кризисом в Нидерландах. В 1959 году в провинции Гронинген открыли одно из самых крупных месторождений газа в мире. В итоге страна оказалась в заложниках своих же недр: рос экспорт топлива, развивалась добывающая отрасль, но вымирала обрабатывающая промышленность и наукоемкие сектора. Нидерландам удалось «вылечиться», но на это ушли десятилетия. Правительство проводило сознательную политику перераспределения доходов в пользу образования, науки, сферы услуг и ненефтегазовой отрасли.

России только предстоит пройти путь Нидерландов. К 2035 году казна на 43-45 процентов будет наполнятся за счет продажи нефти и газа. Таков прогноз министра энергетики Александра Новака. И тут у нас есть два пути развития. Можно потратить ближайшие двадцать лет на оздоровление экономики — через реализацию планов диверсификации и импортозамещения. А можно просто надеяться, что нефтяная рента будет и дальше приносить плоды. В этом случае велик риск серьезно пострадать от колебаний нефтяных котировок. И тогда реформы станут острой необходимостью, только проводить их придется уже в шоковом режиме.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.