Экономист Сергей Хестанов — о том, кто должен заплатить за ипотечные каникулы

Экономист Сергей Хестанов — о том, кто должен заплатить за ипотечные каникулы

Для заемщиков, попавших в сложные жизненные обстоятельства, введут ипотечные каникулы. Законопроект, подразумевающий такую возможность, внесли в Госдуму 28 февраля. Логика этого решения проста и по-человечески понятна: объем выданных жилищных ссуд за последние годы значительно вырос, поэтому и ситуаций, когда человек по объективным, не зависящим от него причинам оказался не в состоянии платить по кредиту, стало намного больше.

Сложности могут быть связаны, например, с болезнью или потерей работы из-за банкротства компании. Личной вины в этом у заемщика нет, поэтому и усложнять ему жизнь, заставляя выполнять ставшие неподъемными требования по кредиту, несправедливо. Это и должен исправить будущий закон.

Однако дьявол в деталях. Ключевой вопрос законопроекта об ипотечных каникулах — кто и как компенсирует банкам потерю процентного дохода за время паузы в выплатах? Четкого понимания этого пока нет.

Если проценты по кредиту будет погашать государство, то это никак не отразится на банковском бизнесе, так как кредиторам в целом всё равно. Главное, чтобы платили вовремя. Но, исходя из сложившейся практики, перспективы получить от государства такой щедрый подарок невелики.

А если же на время ипотечных каникул никто ничего компенсировать не собирается? А, похоже, так оно и будет. Таким образом, пытаясь исправить несправедливость для одной группы, мы сами поступаем несправедливо по отношению к другой.

Кредитная ставка складывается из трех компонентов: стоимость привлечения денег для банка (проще говоря, ставка по депозитам), специальная премия за риск (компенсирует потери от просрочек и невозвратов) и прибыль (банк должен быть рентабельным, а что происходит с убыточными организациями, мы все хорошо знаем). Потеря процентного дохода за время ипотечных каникул приведет к росту премии за риск. И банки будут вынуждены поступить прагматично и увеличить ставку по ипотеке на эту величину. Кредиторы — это не благотворители. Чудес не бывает.

Таким образом, добросовестные заемщики заплатят за как бы недобросовестных. Это и является самым сложным моментом с точки зрения этики — хочу и должен ли я платить за того парня, пусть он и попал в трудную ситуацию? Если да, до каких пор нужно это делать. И где проходит граница солидарности ипотечных заемщиков — в какой степени они согласны финансировать жизненные трудности своих коллег?

Простого, понятного и приемлемого для всех участников ипотечного рынка ответа на этот вопрос не существует. Его только предстоит найти, и сделать это можно только практическим путем. Практика же требует банального накопления статистики, а для этого нужно время. Потребуется минимум год-два для появления такого массива данных.

В целом несколько лет — это приемлемый срок для проработки сложного и конфликтного законопроекта. Впрочем, применение принципиально другого подхода — компенсации за счет государства — также не исключается.

Это потребует роста расходов бюджета, но спасет от роста ставок по ипотеке. Кроме того, данные затраты могут послужить основой для разработки показателей эффективности для региональных властей — по регулированию ипотечного рынка российских субъектов. Критерий может быть такой: чем меньше затрат, тем лучше осуществляется отбор потенциальных заемщиков. Уровень компенсационных платежей (или доля от общего объема выданных ипотечных кредитов) — очень хороший инструмент анализа качества региональных жилищных программ. Именно поэтому именно такой механизм реализации законопроекта кажется наиболее эффективным.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.