Дорого обойдётся: из-за чего 100 долларов за баррель — это крайне опасно

Дорого обойдётся: из-за чего 100 долларов за баррель — это крайне опасно

Нехватка предложения на нефтяном рынке к следующему году может довести цены до 100 долларов за баррель. Полагая, что геополитическое нефтяное ралли зашло слишком далеко, Саудовская Аравия и Россия уже обсуждают возможность повышения добычи в ОПЕК+ на миллион баррелей в сутки. О том, как это повлияет на рынок, сколько должна стоить нефть и чем плохо чрезмерное подорожание черного золота, — в материале РИА Новости. Все за 100 По прогнозам одного из крупнейших инвестбанков мира, Bank of America Merrill Lynch, в 2018 году дефицит нефти составит 630 тысяч баррелей в сутки, а в 2019-м — 300 тысяч баррелей в сутки. По рынку ударили кризис в Венесуэле, риск прекращения экспорта нефти из Ирана и договоренность ОПЕК с крупнейшими мировыми производителями о снижении уровня добычи. Таким образом, констатируют аналитики банка, сложились все условия, чтобы нефть дошла до отметки в 100 долларов за баррель уже в 2019 году. Схожие прогнозы ранее озвучили в Goldman Sachs, а глава одной из крупнейших нефтяных компаний, французской Total, указал на то, что нефтяной рынок «вступил в новый мир», где геополитика — главный фактор. Котировки черного золота пошли вверх на фоне проблем в нефтяной отрасли Венесуэлы.

К новым высотам баррель отправило решение Вашингтона выйти из ядерной сделки с Тегераном, о чем Трамп объявил 8 мая. Доля Ирана на мировом нефтяном рынке — около четырех процентов. Таким образом, речь идет о потере примерно двух миллионов баррелей в день. Непредсказуемость рынка Аналитики, впрочем, указывали на то, что ситуация в любой момент может измениться. Еще в апреле Трамп высказал недовольство «слишком высокими ценами на нефть». Новый раунд санкций против исламской республики ожидаемо поднял их еще выше, однако привести рынок в чувство способна опция, озвученная американским президентом, которую, правда, считали скорее дополнительной. «Угрозами и запугиванием Иран призывают пойти на уступки, в том числе и по доступу на ядерные объекты. И хотя Трамп сказал это скороговоркой, если это реализуется, иранский фактор может рассосаться», — пояснил Николай Подлевских, начальник аналитического отдела «Церих кэпитал менеджмент». Эксперты отмечали и то, что, если на волне эйфории от роста котировок страны ОПЕК+ скорректируют соглашение, во второй половине года цены резко пойдут вниз. Выше уже не надо А в ОПЕК+, судя по всему, уже готовы на это.

На Петербургском международном экономическом форуме главы «Лукойла» и «Газпром нефти» согласились: сделка с ОПЕК достигла своей цели, цены на нефть около 80 долларов за баррель достаточно высоки, и ограничениям на добычу, действующим уже почти полтора года, следует придать больше гибкости. Как сообщил Новак на ПМЭФ, постепенное увеличение добычи в рамках сделки ОПЕК+ может начаться с третьего квартала. ОПЕК и ее союзники ликвидировали избыток коммерческих запасов сырья, давивших на цены с 2014 года. Но в апреле они дали понять: ограничения на добычу необходимо, как и планировалось, сохранять до конца года. Россия же неоднократно подчеркивала: любое решение должно определяться рыночной ситуацией. Глава «Газпром нефти» Александр Дюков говорит, что, если параметры ОПЕК+ не пересмотреть, «отдельные компании, надеясь на длительный период высоких цен, примут инвестиционные решения и приступят к реализации новых проектов». Результат — опять волатильность на рынке, а потому сейчас самое время, чтобы их остановить.

Опасения вполне понятны: только с начала года сланцевые компании в США увеличили добычу более чем на миллион баррелей в день, и этот тренд усиливается. По прогнозу американского Минэнерго, в июне США будут добывать рекордные 7,18 миллиона баррелей в сутки. И хотя, как пишет The Wall Street Journal, сланцевики по-прежнему тратят больше, чем зарабатывают, даже когда цены на нефть растут (в первом квартале 2018-го из 20 компаний, использующих метод гидроразрыва пласта, только пять вышли в плюс), именно они помогли США поднять добычу нефти до рекордных уровней. Справедливым, чтобы обеспечить спрос, эксперты считают уровень цен на нефть в 50–60 долларов за баррель. Почему 100 долларов за баррель — это плохо Окончательное решение министры стран ОПЕК+ примут на встрече 22—23 июня в Вене. Между тем эксперты швейцарского банка UBS уже просчитали экономические последствия подорожания нефти до 100 долларов за баррель.

Нефтяные котировки напрямую влияют на темпы роста мировой экономики и инфляции, от них также зависит денежно-кредитная политика. «При цене барреля в 100 долларов мировой экономический рост лишится 16 базисных пунктов — это эквивалентно потере 100 миллиардов долларов», — утверждают экономисты UBS. Резкий скачок нефтяных котировок следует воспринимать всерьез, и не в последнюю очередь по той причине, что пяти из шести последних рецессий в США предшествовало агрессивное удорожание нефти, добавляют эксперты. За последние четыре с половиной месяца цены на нефть поднялись почти на 50 процентов, но, как отмечают в UBS, нынешнее ралли, хотя и масштабное, не столь агрессивное, как было перед прошлыми рецессиями. Волна роста — лишь 11-я по силе за последние 70 лет. Тем не менее, предупреждают экономисты, если котировки продолжат двигаться к 100 долларам за баррель, ситуация может выйти из-под контроля.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.