Дмитрий Бутрин о том, почему Банк России будет публиковать стрессовый и оптимистический прогнозы только раз в году

Дмитрий Бутрин о том, почему Банк России будет публиковать стрессовый и оптимистический прогнозы только раз в году

Множество «табличных» новостей, обычно извлекаемых из цифровых приложений к официальным докладам, обсуждается с особым вниманием, но на деле собственного смысла не имеет. Заслуженно первый ряд в этом множестве занимают различные варианты прогнозов, вычисляемых из макроэкономических моделей. В реальности они нужны для того, чтобы дать представление о том, как будет вести себя модель при других значениях базовых переменных (цен на нефть, условий мировой торговли и т. д.), но мало что говорят о том, как в таких ситуациях ведут себя в экономике действующие лица — что важнее.

В прошлую пятницу после решения совета директоров Банка России снизить ключевую ставку была опубликована новая базовая версия среднесрочного (до 2022 года) макропрогноза ЦБ. Самое важное в ней — снижение прогноза роста ВВП РФ на 2019-й (до 0,8–1,3%) и 2020 годы в силу пересмотра данных по росту за первое полугодие, косвенным результатом стало снижение инфляционного прогноза на этот год до 4–4,5% годовых (с 4,2–4,7%), выступившее дополнительным обоснованием для снижения ключевой ставки, хотя последнее произошло бы и так. Одновременно ЦБ объявил, что двух других вариантов прогноза (стрессового, где цены на нефть прогнозируются сильно ниже текущих, и «оптимистического», где они существенно выше) публиковать не будет. Не будет их и в квартальных публикациях — дополнительные варианты будут обнародоваться раз в год.

Возможно, Банку России просто надоело раз в квартал пугать/дразнить публику? Угадали.
Стрессовый сценарий четыре раза в год обсуждается в России едва ли не активнее базового. Но на деле изменения в нем настолько малы, что порой просто незаметны при округлении цифр в таблицах. На практике эти оценки нужны лишь для того, чтобы понимать, как и почему мог бы измениться базовый прогноз, с которым работают и ЦБ, и ведомства, и аналитики. И стрессовый, и оптимистичный сценарии описывают, как вела бы себя экономика, если бы цены на нефть сильно выросли или упали — и никто бы этого не заметил. Но это невозможно: и правительство, и население отлично видят соблазны, вытекающие из дорогой нефти, и принимают решения. То же происходит с падающей нефтью — но соблазны заменяются паническими настроениями, а решения бывают в том числе ошибочными. В итоге организация Банком России эмоционального аттракциона три раза в год признана нерациональной.

Одновременно ЦБ принял еще одно похожее решение. Публикация очередного обзора компании «инФОМ» об инфляционных настроениях в сентябре совпала с «неделей тишины» перед заседанием совета директоров по ключевой ставке. На случай таких совпадений принято нестандартное решение: сами данные опроса публикуются в том числе в «неделю тишины», а аналитика ЦБ по инфляционным ожиданиям — только после решения по ставке: в режиме инфляционного таргетирования «запрет на сигналы» касается только исключительно регулятора, всем, кроме Банка России,— можно.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.